?

Log in

У менскім фальварку "Добрыя мысьлі" адкрылася фотавыстава Яўгена Коктыша, прысьвечаная Васілю Быкаву.

У фальварку "Добрыя мысьлі сабралася больш як 20 чалавек – сярод іх Генадзь Бураўкін, Уладзімер Някляеў, удава Васіля Быкава Ірына Міхайлаўна, іншыя прадстаўнікі інтэлігенцыі. Фотамастак Яўген Коктыш пачаў рабіць здымкі Васіля Быкава ад 82-га году ў Горадні: ён казаў, што Быкаў вельмі не любіў, калі яго здымаюць, але яму ўдалося пераадолець гэтую быкаўскую нелюбоў і нават пасябраваць зь ім. На фота Быкаў і ў вёсцы, і за пісьмовым сталом, і з сялянамі, і з пісьменьнікамі... Сваімі ўражаньнямі дзеліцца паэт Генадзь Бураўкін:

“Мне вельмі прыемна тут быць, яшчэ раз паглядзець у вочы Васілю, палюбавацца ягонай усьмешкай, разам зь ім пабыць і падумаць. Бо сёлета, калі мы адзначалі юбілей Васіля, мы казалі, што ён з намі, ён жывы. Дык вось на гэтай выставе мы разам з Васілём Быкавым жывым – такім, якім ён быў, які ён у нашай памяці.

чытаць далей
Всевидящее Око
ЖЖук
Выборы, как событие по определению публичное, всегда выявляют ряд социальных процессов, само наличие которых в обычном, неэлекторальном состоянии может по большому счету только подозреваться: поскольку проходят они в скрытом, “подводном” режиме, и представляют собой формирование и трансформацию базовых когнитивных схем общества, т.е. тех лекал, по которым события классифицируются как “правильные” и “неправильные”, “плохие” и “хорошие”, убедительно замерить их иным образом довольно сложно. Особенно это касается Беларуси, где регулярная социология проблематична, а практически любой наличествующий материал может быть поставлен под сомнение по критерию качества выборки. Конечно, можно всегда сказать, что выборы ничуть не лучше, поскольку в условиях их жесткого контроля со стороны власти финальная цифирь отобразит в первую очередь видение расклада сил властью же. Однако, тут есть одно значимое но: если результаты выборов не вызвали очевидного массового неприятия со стороны общества, то можно говорить, что их результаты являются для общества минимально приемлемыми. Иными словами, если общество позволяет власти рисовать свою цифирь, то оно, таким образом, по факту признает за ней некое право это делать.

Тут, правда, есть весьма значимый нюанс, который в сильнейшей степени определяет степень и уровень дозволенного власти. Власть и общество могут соотноситься друг с другом в трех разных парадигмах, которые описывают разную степень их реальной интегрированности: loyalty, voice и exit {Хиршман}. При loyalty власть полагается лучшей из возможных альтернатив, а степень взаимной интеграции власти и общества довольно высока. Налицо воплощенные идеалы Локка, когда властная система должна позволить раскрыть представленным в ней людям все лучшее, на что они способны. При voice общество активно выражает протестом свое неприятие тех моментов, когда власть «берет на себя лишнее», а сама власть полагается лучшей из худших альтернатив. Степень интеграции в этом случае гораздо ниже, и уместно говорить о воплощении идеалов Гоббса, согласно которым властная система не должна позволить раскрыть представленным в ней людям то худшее, что в них есть, даже если они этого сильно захотят. При exit общество и власть существуют раздельно, в разных пространствах, практически не пересекаясь – кроме как на выборах. Степень их взаимной интеграции в последнем случае понятным образом низка, а по структуре крайне специфична: общество, получив от власти (или сохранив, вне зависимости от усилий власти) возможность обеспечивать свое выживание самостоятельно, целиком уходит в экономическое пространство, оставляя власти пространство политическое. Собственно, поэтому третья стратегия и называется «исходом»: общество и власть, географически сосуществуя в одном пространстве, на практике живут в разных непересекающихся, встречаясь друг с другом только на выборах. Власть, не вполне понимая, зачем ей это надо, обращается к обществу с просьбой себя легитимизировать. Общество, не вполне понимая, зачем ему это надо, но – вроде так принято, а иначе совсем уж неприлично – откликается на призыв власти и ее таки легитимизирует. После этого общество и власть снова расстаются – до новых выборов. Если, конечно, до этого момента не произойдет ничего катастрофического с тем экономическим пространством, в котором существует и самоорганизуется общество – т.е. если не будут порушены условия «молчаливой договоренности» власти и общества.
читать дальшеCollapse )
ЖЖук
Ну что ж, расклады становятся совершенно ясными. Восторженные "ахи" мыслителей от белорусской оппозиции в адрес АГЛ с рефреном "забыть о собственных амбициях и поддержать, ибо такая поддержка в новых условиях есть выбор суверенитета и незалежности" сегодня, по идее, должны кончиться. Должно, по идее, появиться осознание, что их снова тупо и бесхитростно, по-селянски, поимели. И их слив оказался вовсе не той красивой соломинкой, сняв которую, верблюд уберегся от перелома спины, а громогласным и пустым заявлением о собственной импотенции и о вытекающем отсюда освобождении пространства для настоящих мужиков.

А как, собссно, могло быть иначе? В романе с Беларусью, в который, по идее, волнес-ноленс должен быть вовлечен весь политический бомонд, и в первую очередь - его теневая, оппозционная часть, доминирующей оказалась тактика "ну нехай ужо ён яе патанчыць, а потым, як ён стоміцца - бо ня можа ж не стаміцца, якраз наша чарга і прыспее". Чем такого рода "тактика" заканчивается в общении с девушками, всем хорошо известно. А с Беларусью должно быть по-другому? :))
читать дальшеCollapse )
Канфлікт у Грузіі, а дакладней, не сам канфлікт, а рэакцыя на яго шаноўнага беларускага інтэлектуальнага супольніцтва зрабіла актуальным цэлы шэраг даволі непрыемных пытанняў. Не, гэта не пытанні палітычнай кан’юнктуры, дзе расколы, пры ўсёй сваёй імгненнай балючасці і вастрыні, усё ж такі хутка загойваюцца, а грамадскі арганізм выходзіць з сітуацыі акрыяўшы і пасталеўшы. Становішча, здаецца, крыху горш – бо гэта пытанні экзыстенцыяльнага кшталту.

Так, то не дзіва, што беларуская апазіцыя даўно ўжо з’яўляецца міфалагічным персанажам, які жыве ва ўласнай вымышленай рэчаіснасці. Якраз яе рэакцыя на канфлікт была прадказальнай і чаканай, і ніяк не сапсавала існуючае аб ёй ўражанне – бо яго ўвогулле ўжо нічога ў гэтым вымярэнні сапсаваць ня можа.

Але ж рэакцыя значнай часткі інтэлектуальнай супольнасці, шчыра кажучы, збянтэжыла.
чытаць далейCollapse )
ЖЖЖ
Размова на "Свабодзе" аб назіраемых выніках выклікання АГЛ на сустрэчу з Мядведзевым у Сачах.
Вызвалены Аляксандр Казулін. Навіну падцвяржае і РС, і Хартыя. З гэтай нагоды застаецца толькі павіншаваць Казуліна - як бы да яго не ставіцца, але ж яго мужнасць не прызнаваць немагчыма.

Дарэчы, лагічнае развіццё і ўчарашняй размовы пра логіку беларуска-расійскіх дачыненняў у новую эпоху, і думак Юры Дракахруста пра нагоды маўчання АГЛ "Калі маўчаньне – золата".

Калі не памыляюся, зараз Захадам будуць прызнаны і вынікі выбараў у парламент, і чарговы тэрмін АГЛ. які, сапраўды, апынецца у рэшцы рэшт "крыху дзівакаватым аграрыям, але ж эўрапейцам да мозгу косткі". :) Прычым ЗША тут будуць першымі, і потым будуць тлумачыць эўрапейцам пра крытэрыі эўрапейскасці.
Первые разборы полетов после взрыва.

Интересно, почему фраза АГЛ в адрес Виктора Шеймана "Не думаю, что Вы должны оставаться в этой должности после инцидента" цитируется только российским источником, тогда как и один, и второй относительно авторитетные белорусские источники вышли без этой цитаты?
Статья Суздальцева о месте Беларуси в игре между Западом и Россией. Собственно, с простой и очевидной истиной в качестве вывода: любая осуществляемая сегодня политика с необходимостью есть прагматичная политика, т.е. нацеленная на экономический результат. Цели, носящие неэкономический характер, не факт что вообще могут быть поставлены как цели: для этого необходимы как минимум общепризнанные идеалы, которых сегодня попросту нет. То, что есть, после оргии 90-х и нулевых, используя терминологию Бодрийяра, уже безнадежно избавлено как обаяния целомудренности, так и озорства разврата...
Тезисы двухмесячной давности по специфике белорусского статус-кво, в принципе, уже довольно широко разошедшиеся - кроме собственно ЖЖ. Это - скорее жанр рефлексивных размышлений, нежели "подвод" ситуации под какой бы то ни было разрешающий ее проект. Каким он должен быть, и, самое главное, - насколько он возможен - для меня самого пока остается глубоко неясным.
ТезисыCollapse )
kk